КАМНИ КАРЕЛИИ
Главная - Наше наследие - Загадки Карелии - Слон

СЛОН

Серов Юрий. Записки о Соловках. На правах рукописи. Торонто. 2004

Часто ли мы задумываемся над тем, какие страшные и пророческие совпадения встречаются на литературных страницах?

Роман Виктора Гюго "Miserables" заставил французов ужаснуться жуткому положению детей Парижа.

Во чрево этого слона писатель Виктор Гюго поселил Гавроша.

В 1861 году книга вышла в свет, а через 9 лет, в 1870 году, родился Володя Ульянов. Говорят, что гимназист плакал, расстроенный горькой судьбой французских сирот - гаврошей. О судьбе соловецких детей будущий вождь мирового пролетариата ни тогда, ни позднее не думал... 

 А во чрево этого СЛОНА помещали советских детей

Но как Виктор Гюго, за 60 лет до соловецких событий, буква в букву, слово в слово, фраза в фразу определил главную суть СЛОНа?! Вот загадка! Как он почувствовал, откуда мог знать? И ведь не ездил на прогулки в лагерные Соловки, как пролетарский писатель Максим Горький, чтобы понять суть детского концлагеря:

Простой фокус... раз, два - и тебя уже нет

« ….Гаврош показал ему на своих подопечных...
- Иду укладывать спать этих ребят.
- Где же ты их уложишь?
- У себя...
- Значит, у тебя есть квартира?
- Есть.
- Где же это?
- В СЛОНе, - ответил Гаврош.
Монпарнаса трудно было чем-нибудь удивить,
но тут он невольно воскликнул: - В СЛОНе?
- Ну да, в СЛОНе! - подтвердил Гаврош. - Штотуткоо?..
- А в самом деле! - сказал он. - СЛОН так СЛОН. А что, там удобно?
- Очень удобно, - ответил Гаврош. - Там, правда, отлично. И нет таких сквозняков, как под мостами.
- Как же ты туда входишь?
- Так и вхожу... Простой фокус. Раз, два - и готово, тебя уже нет».

(Виктор Мари Гюго. Отверженные. Часть 3,4. Собрание сочинений в 10-и томах. Издательство "Правда". М., 1972. ) Максим Горький и Глеб Бокий(один из самых активных создателей системы ГУЛАГа,начальник спецотдела ОГПУ)

"...Опережающий слух донесся до Соловков - заколотились арестантские сердца, засуетились охранники. Надо знать заключённых, чтобы представить их ожидание! В гнездо бесправия, произвола и молчания прорывается сокол и буревестник! первый русский писатель! вот он им пропишет! вот он им покажет! вот, батюшка, защитит! Ожидали Горького почти как всеобщую амнистию!

Волновалось и начальство: как могло, прятало уродство и лощило показуху. Из Кремля на дальние командировки отправляли этапы, чтобы здесь оставалось поменьше; из санчасти списали многих больных и навели чистоту. И натыкали "бульвар" из ёлок без корней (несколько дней они должны были не засохнуть)

Поехали в Детколонию. Как культурно! - каждый на отдельном топчане, на матрасе. Все жмутся, все довольны. И вдруг 14-летний мальчишка сказал: "Слушай, Горький! Всё, что ты видишь - это неправда. А хочешь правду знать? Рассказать?" Да, кивнул писатель. Да, он хочет знать правду. И велено было выйти всем, - и детям, и даже сопровождающим гепеушникам - и мальчик полтора часа всё рассказывал долговязому старику. Горький вышел из барака, заливаясь слезами. Ему подали коляску ехать обедать на дачу к начальнику лагеря . А ребята хлынули в барак: "О комариках сказал?" - "Сказал!" - "О жердочках сказал?" - "Сказал!" - "О вридлах сказал?" - "Сказал!" - "А как с лестницы спихивают?.. А про мешки?.. А ночёвки в снегу?.." Всё-всё-всё сказал правдолюбец мальчишка!!!Но даже имени его мы не знаем.

22 июня, уже после разговора с мальчиком, Горький оставил такую запись в "Книге отзывов", специально сшитой для этого случая:

"Я не в состоянии выразить мои впечатления в нескольких словах. Не хочется да и стыдно (!) было бы впасть в шаблонные похвалы изумительной энергии людей, которые, являясь зоркими и неутомимыми стражами революции, умеют, вместе с этим, быть замечательно смелыми творцами культуры".

На перекрестке дороги Горький повстречал колонну лагерников-лесорубов. Они шли попарно. Каждая пара несла на плечах тяжелое бревно. Согнутые спины, опущенные головы, рваная одежда, лапти на ногах. Сбоку колонны шли стрелки. При виде начальства колонна остановилась, головы поднялись. Остановился и экипаж Горького. Он сидел, опираясь на трость, и растерянно смотрел на серые истомленные лица.

— Алексей Максимович, здравствуйте! — закричал кто-то из колонны. Несколько пар бросили бревна и устремились к экипажу... — Это Горький, Горький! — кричали в колонне. — Горький! Спасите нас! Мы погибаем!..

— Алексей Максимович, вы меня не узнаете? Мы с вами вместе сидели в тюрьме в 1905 году,— спокойно сказал, сняв шапку, седой иссохший старик. — А потом вы меня в своей газете печатали. Много нас здесь, прошедших через царские тюрьмы, а эту не переживем.

Он закашлялся, сплевывая кровь. Горький стоял в экипаже и тихо плакал... начальник толкнул кучера. Экипаж рванулся.

— Напишите заявление,— крикнул, оборачиваясь, Горький.

— Кому? На деревню дедушке? — крикнул старик и стал поднимать бревно".

(Чирков Юрий. А было всё так… / Предисл. А. Приставкина. - М.: Политиздат, 1991. - 382 с. )

23-го Горький отплыл. Едва отошел его пароход - мальчика расстреляли.

Толкуют, что там, наверху, глава литературы отнекивался, не хотел публиковать похвал УСЛОНу. Но как же так, Алексей Максимович?... Но перед буржуазной Европой! Но именно сейчас, именно в этот момент, такой опасный и сложный!.. А режим? - мы сменим, мы сменим режим.И напечаталось, и перепечаталось в большой вольной прессе, нашей и западной, от имени Сокола-Буревестника, что зря Соловками пугают, что живут здесь заключённые замечательно и исправляются замечательно.

"И, в гроб сходя, благословил"

"... я видел Горького в Соловецком лагере и отлично знаю, что он видел, что там происходит. Один мальчуган рассказал ему об истязаниях, о том ужасе, который творится в лесу. Однако, вернувшись в Москву, в 1930 году в журнале "Наши достижения" (!) он опубликовал восторженный очерк о соловецких чекистах... "(академик Д.С.Лихачев, бывший соловецкий зэк)

Вот где мистика и дьяволиада!!! Впрочем, о чем нам, советским материалистам-атеистам спорить? Простая игра слов, буквеннное совпадение. Случается....

Но вот еще одно совпадение. Ироничное, как ответ Максиму Горькому на его "нужны такие лагеря".
Михаил Булгаков, "Собачье сердце":

" — Так-с. Что вы скажете относительно СЛОНов, дорогой Шариков? - недоверчиво спросил Филипп Филиппович. Тот обиделся.
— Что же, я не понимаю, что ли. Кот - другое дело. СЛОНы - животные полезные, - ответил Шариков".

- И опять СЛОН.
Почему Михаил Булгаков упомянул именно слона? Ни медведя, ни льва, а именно слона. Слона, так понравившегося шариковым и швондерам. Уж не на слуху ли было это слово в те годы?" <


Copyright © 2006-2015, Karvin.ru. Персональный сайт Елены Витальевой, ссылка на автора обязательна!

Реклама на сайте:

Rambler's Top100

Russian Medical Banner Network