КАМНИ КАРЕЛИИ
Главная - Наше наследие - Загадки Карелии - Древняя история Руси и Карелии-новые загадки?

Древняя история Руси и Карелии-новые загадки?

Алексей ПОПОВ

худ.В.Иванов."Русь ведическая"

Петрозаводску – столице Карелии - недавно исполнилось триста лет, но земли, на которых он стоит, имеют историю куда более древнюю и таят множество поражающих историков загадок.

Одна из таких загадок связана с происхождением Руси. Вот уже много столетий обсуждается эта проблема и научный поиск идет непрестанно. И цель этой статьи - представить некоторые современные воззрения на этот сложный и весьма запутанный вопрос. Воззрения эти порою неожиданны и могут показаться спорными, однако знать их необходимо.

Начальные историко-географические абзацы великой "Повести временных лет", известнейшей нашей летописи, посвящены "событиям всемирной истории в ее средневековом понимании": разделению Земли между сыновьями Ноя и расселению народов по их наделам. Тут читаем: «Иафет же получил страны северные и западные... В странах же Иафета сидят р у с ь, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, емь, литва, угра, зимигола, корсь, летгола, либь. Ляхи же и прусы, чудь сидят близь моря Варяжского... Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманы, готы, р у с ь, англы, галлы, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, генуэзцы и прочие...».

Интересно: в отрывке этом "русь" упомянута дважды и словом этим называются народы, жившие по разные стороны от Финского залива.

Первая "русь" соседит с чудью (сегодня это эстонцы). Мы будем называть ее для удобства "южнобалтийской".

Вторая же "русь" соседствует с варяжскими народами. Будем называть ее "северобалтийской".

Нет сомнения, что обе руси -- и северо-и южнобалтийская -- были этнически родственны.

О том, что слово «Русь» может обозначать, высказано "тысяча и одно предположение". "Русь" производили от имени речки Роси и города Русы. От древнесеверного "drot" (дружина) и от финского "ruotsi" (так финны называют шведов). От древнескандинавского "roder" (гребец) и от сирийского "hros"...

Польский историк Хенрик Ловмяньский высказал в книге "Русь и норманны" любопытную мысль относительно этого имени: «Не могло ли оно восходить к корню raud "красный", "рыжий" и указывать на какую-то особенность территории».

Это предположение Ловмяньского находит свое логическое продолжение в книге петербургского географа и историка Виктора Паранина «Историческая география летописной Руси», изданной, кстати, в Петрозаводске в издательстве «Карелия», в которой автор изложил новую теорию происхождения древней Руси.

Паранин обратил внимание на бытовавшую некогда в Восточной Европе систему для обозначения сторон горизонта и ориентации в пространстве. Называлась она "цветовой", а основывалась на Солнце. Юг в ней обозначался красным цветом, север -- черным, восток -- синим (голубым), а запад -- белым.

Далее надо было определить язык, в котором могло возникнуть имя, соответствующее изложенным принципам.

Поиск привел к прибалтийско-финским языкам. При этом оказалось, что в одном из них, карельском, нашлись дивные слова: "ruskej" -- "красный", и ряд производных: "rusko" -- "заря", "румянец"; "ruskotaa" -- "краснеть" и т.д. Никто до той поры (и до Паранина) толком над этим не задумывался.

Очевидной стала лингвистическая основа слова "русь" как ц в е т о в о г о символа ю ж -н о г о элемента какой-то территориальной системы. Какой же именно?

Для ответа на этот вопрос Паранин обратился к знаменитому карело-финскому эпосу "Калевала".

Главное эпическое время его -- бронзовый век, рубеж эпохи бронзы и железа, примерно 100-й год до Рождества Христова. Основной же сюжет эпоса заключается в борьбе за обладание чудесной мельницей Сампо между героями, обитающими в южной Калевале (Вяйнеле), с жителями Похьелы (то есть Севера). По этому поводу знаток фольклора академик Борис Александрович Рыбаков заметил в статье "Сампо и сейды": «Возможно, что битва за Сампо -- не столкновение финнов и карел с лапландцами (саамами), а соперничество родственных между собой южных финно-карельских племен с северными тоже финно-карельскими племенами, веровавшими в того же верховного бога Укко, что и южане».

Обратите внимание: столкновение юга с севером, "красного" с "черным", "ruskej" с "musta"! Это -- решающее для понимания будущей судьбы этнонима "русь" положение. Что оно означает?

Во внутриплеменной борьбе южной части единого племени с северной (запечатленной в "Калевале", где борьба эта обрела вид битвы за Сампо), в борьбе "красного" с "черным", южная часть обособляется от северной -- и при этом берет себе новое имя, как раз и связанное с ее географическим положением, то есть, "южная", "красная", "ruskej" -- "русь"...

Продолжая развивать идею связи географического положения северобалтийской руси с политическим ее статусом, Паранин продолжает ее характеристику в таких словах: «Южная ее часть, расположенная на крупном острове посреди залива, в одном из вариантов называлась Русью в силу своего положения. В Руси находился престол князей, властвовавших над варягами. Об этой Руси свидетельствует автор «Повести временных лет», утверждающий, что Рюрик был из варягов, звавшихся русью...».

Словом, Виктор Паранин вполне ясно назвал географический адрес "варяжской, северобалтийской руси". Это -- южная часть древней Карельской земли, что находится, между прочим, на территории как нынешней Ленинградской области, так и Санкт-Петербурга, а раньше представляла собою остров.

Остров этот давно уже был описан любознательными арабами -- путешественниками, историками и географами. Описания их дошли до нас, в частности, в книге "Дорогие ценности" (903 или 923 годы; запечатленные в ней события ученые относят к 870-м, примерно, годам) Абу Али Ахмеда ибн Омара Ибн Русте: «Что же касается ар-Руссийи, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на коем они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами, нездоров и сыр, так что стоит человеку ступить ногой на землю, как она трясется из-за обилия в ней влаги.

У них есть царь, называемый Хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают...
Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян... Единственное их занятие -- торговля соболями, белками и прочими мехами... У них много поселений, и живут они привольно. Гостям оказывают почет, с чужеземцами, которые ищут у них покровительства, обращаются хорошо, как и с теми, кто часто у них бывает...».
А вот -- еще одна характеристика русов из книги "Природа сельджуков" Тахира ал-Марвази Шараф аз-Замана: «...И они народ сильный и могучий, и ходят в дальние места с целью набегов, а также плавают они на кораблях в Хазарское море (на Каспий), нападают на их корабли и захватывают товар. Храбрость и мужество их хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов. Если бы у них были лошади и они были наездниками, то они были бы страшнейшим бичом для человечества".

Думаю, этих отрывков достаточно, чтобы читатель составил представление и о характере древних русов, и о том острове, на котором они жили. О последнем -- еще одна цитата из книги Виктора Паранина "Историческая география летописной руси": «Большинство исследователей признают сведения об острове фантастическими и не принимают во внимание, поскольку не находят реально существующего острова, который походил бы на описанный древними арабскими авторами... А между тем, остров со всем комплексом приведенных в источниках свойств реально существует, а вернее существовал еще относительно недавно на севере Восточной Европы. Речь идет о территории, которая в настоящее время носит название Карельского перешейка и которая действительно в прошлом представляла собой остров, поскольку система Вуоксы в районе Выборга соединялась с Финским заливом...

Вуокса была одной из проток, соединяющих Финский залив с Ладогой; другой протокой была Нева, а между ними простирался остров, который и размерами, и ландшафтом, и своим географическим положением совпадает с островом Рус из арабских источников. Они служат еще одним основанием для локализации исторического ядра Древнерусского государства на территории нынешнего Карельского перешейка».

Но что же тогда вторая, южнобалтийская русь?
Какой народ мог претендовать на родство с северобалтийской русью и на общую судьбу их начального этнического имени?

худ.В.Иванов."Аркона"

У Паранина по этому поводу ясно высказанных предположений нет. Между тем ответ на поставленный вопрос лежит буквально на поверхности географической карты.

Южнобалтийская русь -- ни что иное, как народ, ставший позже именоваться ижорой, ижорцами.

По современным историко-лингвистическим и археологическим воззрениям, определенная часть корелы в к о н ц е, как полагают, I-го тысячелетия по Р.Х. отпочковалась от основной массы и осела на берегах Невы, южнее и западнее ее, и образовала там самостоятельную этническую единицу -- племя ижоры.

Ижора и на самом деле по сию пору называет себя карелами, веря в то, что летописная корела и впрямь была ее предком. Можно предположить, что переселение ижоры с "острова русов" на южное побережье Невы и Балтики могло начаться и раньше, то есть даже не позднее с е р е д и н ы I-го тысячелетия по РХ.

В этом свете представляется возможным выстроить довольно ясную хронологическую схему территориального и общественного развития Карельско-Ижорского региона от послеледниковой поры до рубежа I и II тысячелетий по Р.Х.:
-- в послеледниковое время (около 18 000 лет до Р.Х.) земли нынешней Карелии начинает заселять первобытный человек; -- к середине I тысячелетия до РХ по мнению специалистов лингвистов складывается языковая основа карельского племени;
-- примерно с 100 года до РХ (то есть, с рубежа эпох бронзы и железа) растут столкновения южной и северной частей племени корелы, ставшие основой сюжета "Калевалы";
-- к середине первого тысячелетия по РХ южная часть корелы уже отделяется от северной и обретает имя "русь"; в эту же пору южный приневский и балтийский берега заселяются частью северобалтийской руси, приносящей туда имя "старшей сестры";
-- со второй половины I тысячелетия по РХ район Карельского перешейка и южных невско-балтийских берегов плотно заселяется и практически осваивается.

Теперь естественно поставить вопрос о том, как произошло, что "две руси" по прошествии какого-то времени сменили свое общее имя на два разных -- "корелу" и "ижору".

Приведу тут еще один отрывок из книги Виктора Паранина:
«...После призвания варягов во главе с Рюриком обширная страна, попавшая под их управление, стала называться Русью, что было естественно и понятно, ибо по отношению к земле варягов она занимала южное положение. Очевидно, в Приладожье, откуда мы выводим Рюрика, существовала страна с именем "Русь", однако вовсе не это было определяющим в наименовании земель, подчинившихся варягам, а южное направление варяжской экспансии. Позже, когда Олегом был взят Киев, название "Русь" распространилось и на Среднее Поднепровье. Это тоже было отражением развития Русского государства в южном направлении строго по меридиану».

Северобалтийская русь, таким образом, отдала свое этническое имя тем многочисленным племенам (преимущественно -- славянским), что жили к югу от Балтики и были со временем объединены в единое государство русами -- князьями-варягами...

Такие прецеденты в истории уже встречались. В 697-м году по РХ орды хана Аспаруха напали на балканских славян, основали там Болгарское царство и отдали новым подданным этническое имя, которое они принесли на Балканы с волжского Булгара...

Что же до племени русь, то часть его продолжала жить на Карельском перешейке (он же -- "остров русов"), по прошествии времени вернувшись, видимо, к имени, которым владела раньше.

Таким образом "северобалтийская русь" вновь стала "корелой" и имя ее зафиксировала, датированная 1066-м годом, берестяная грамота N 590, найденная в новгородском Нутном раскопе: «Литва встала на корелу». А еще через восемьдесят лет, в 1143-м году, корелу упомянула и «Новгородская первая летопись».

Ошибка многих современных ученых в том, что они так прочно привязывают историю корелы к первому летописному упоминанию, что можно подумать, будто до 1143 года та вовсе и не существовала.

Историки высказывают по крайней мере три предположения, откуда происходит племенное этническое имя ижоры.

Считают, что "Ингрия" может происходить от финско-карельского "Inkeri maa" ("прекрасная земля"). От этого имени пошло название левого притока Невы -- Ижоры (Inkeri, Ingeri). Позже шведы "привязали" к этому имени свою, шведскую, "землю": "land". И получился топоним-гибрид: "Ingermanland", "Ингерманландия", нечто вроде "Земля прекрасной земли"...

Другие выводят Ингрию из личного имени князя: Игорь, или Ингвар. Епископ Иоаким в утерянной, но процитированной русским историком Василием Никитичем Татищевым летописи сообщает: «Имел Рюрик несколько жен, но больше всех любил Ефанду, дочь норвежского князя, и когда та родила сына Игоря, дал ей обещанный при море град с Ижарою в вено (то есть, в дар, подносимый при женитьбе)».

Еще одна версия связывает имя Ингрии с Ингигерд, женой Ярослава Мудрого, скандинавкой родом, дочерью шведского короля. Ей, опять-таки, в качестве свадебного подарка дана была Ладога (Альдейгьюборг по-шведски) и "все то ярлство, что к ней принадлежит", то есть и южные невские берега, где тогда жила русь-ижора. Имя "ижора" впервые встречается в русских летописях только в 1228-м году, хотя еще за полвека до того "Ингрию" упомянул в своей булле папа Александр III.

Итак, "две руси" исчезли. Осталась одна, новая Русь – сначала – Старо-Ладожская, потом – Новгородская, а затем известная всем -- Киевская. Потом она стала просто Русью, а еще позже -- Россией.


Copyright © 2006-2015, Karvin.ru. Персональный сайт Елены Витальевой, ссылка на автора обязательна!

Реклама на сайте:

Rambler's Top100

Russian Medical Banner Network