КАМНИ КАРЕЛИИ
Главная - Книга 2. Как читали и считали наши бабушки - гл.4 Учёт - Из истории русского учёта

Из истории русского учёта

<< 46

Историю бухгалтерского учёта в России принято рассматривать только со времён реформ Петра Первого. И это понятно. Ведь как говорят все учебники, если бы не пробитое окно в наследие Римской Империи, мы с вами так бы до сих пор и жили без учёта картофеля с колорадскими жуками, табака и спиртного. Ну, а если серьезно, то принципиально новым, пожалуй, было только малопонятное слово "бухгалтер", которым заменили принятое раньше – «книгодержатель», да замена ряда других русских терминов на латинский манер. Сам же учёт не создавался «с нуля», а лишь был адаптирован к европейским стандартам того времени.

В допетровскую эпоху учёт на Руси вёлся тщательно и на всех уровнях.

В основе государственного учёта выступали дозорные книги с результатами инвентаризаций. В начале и в конце года, который начинался 1 сентября, каждым приказом (министерством) составлялись окладные книги, по итогам которых проводились расчёты налогов в государственную казну.

Сведения об урожае записывались в ужимные и умолотные книги, которые велись земскими или церковными дьячками. Списание продуктов оформлялось записями в специальной столовой книге.

Подушная подать (совр. подоходный налог) взимался с каждого человека, подлежащего обложению, по результатам переписи населения. Первое сохранившееся документальное свидетельство о проведенной переписи населения на Руси датируется 1257 годом.

Подотчетен был каждый трудоспособный человек. Получая что-то из государственной, либо монастырской казны в учетной книге проставлялась запись: «Дано» или «Взято».

Банки на Руси работали по кредитным операциям со специальными «карточками» на досках. При займах выдавались долговые расписки и велись записи.

В Пскове для документов государственной важности существовал общественный архив — «ларь Святой Троицы» .

То есть, документы, найденные археологами в городах не только допетровской, но и дохристианской Руси дают основания полагать, что наш учёт нисколько не отставал от европейского тех времен, а возможно даже превосходил его. Так как основными методами учёта владели не только чиновники и монастырские служители, но и рядовые горожане. В то время, как средневековая Европа поголовной грамотностью похвастаться никак не могла.

После того, как огромную популярность получила во всей Европе методика итальянца Луки Пачоли, каждая страна стала дополнять и видоизменять её собственными, только ей присущими методами бухгалтерского учета. И это нормально, у каждого народа своя особенная психология, свои исторические традиции.

Но, как писал М Зощенко, «то, что в других странах хорошо, у нас часто боком выходит». Поэтому, когда в начале 18 века Петр стал реформировать учёт на голландский манер, а затем его последователи - на немецкий, французский и американский, то усваивая те или иные западные приемы и методы, русская бухгалтерия всё же оставалась русской, хотя и запутанной из-за смешения самых различных стилей мышления.

Но не смотря на регулярные, разного рода исторические встряски, так свойственные для нашей страны, бухгалтерский учёт в дореволюционной России не только находился на очень высоком уровне и отвечал уровню мировых стандартов, но и во многом превосходил его.

На картине изображена деревенская школа конца XIX века во время урока арифметики при решении дроби в уме. Учитель — реальный человек, Сергей Александрович Рачинский (1833—1902), ботаник и математик, профессор Московского университета. На волне народничества в 1872 году Рачинский вернулся в родное село Татево, где создал школу с общежитием для крестьянских детей, разработал уникальную методику обучения устному счёту, прививая деревенским ребятишкам его навыки и основы математического мышления. Эпизоду из жизни школы с творческой атмосферой, царившей на уроках, и посвятил своё произведение Богданов-Бельский, сам в прошлом ученик Рачинского. На классной доске написан пример, который ученикам необходимо решить:

Революция же 1917 года снова перевернула всё с ног на голову: старый мир был «разрушен до основания, а затем»…новую плановую экономику создавать было некому: старые специалисты были расстреляны или эмигрировали, а новые кадры еще подготовить надо было.

На период «военного коммунизма» была проведена крайняя централизация управления экономикой, национализация хозяйства, государственная монополия на продукты сельского хозяйства, запрет на торговлю, уравнительство в распределении материальных благ. Товарно-денежные отношения были полностью прекращены, т.к. коммунизм не предполагал использование денежных средств. Всё в России стало «чрезвычайным»: «чрезвычайные меры», «чрезвычайная комиссия», а также «чрезвычайный учёт».

Конечно же политика Военного коммунизма неизбежно привела Россию к острейшему экономическому кризису, выйти из которого можно было только координальным путём. Такой вынужденной мерой для удержания власти путем экономических уступок рынку стала Новая Экономическая Политика (НЭП), разрешившая на время частный бизнес.

Именно к этому времени в Стране Советов начинают появляться грамотные специалисты, в том числе и в области учёта. Одним из них был Александр Михайлович Галаган, который не только получил высшее финансовое образование, но и стажировался в венецианской школе счетоводства Фабио Бесте. Прибыв в Советскую Россию, он добился того, чтобы бухучёт проводился не только на государственном уровне, но и на каждом предприятии, причём в стоимостном выражении и с использованием двойной записи. Также он стал преподавателем счётных дисциплин в ряде вузов Москвы и активно вырабатывал новую учётную концепцию для плановой экономики.

Однако, похоронив НЭП, когда она выполнила свои кратковременные функции, стали отыскивать и «закапывать» активистов этого периода. Под бойню с буржуазными учёными попал и А.М. Галанин, над которым в 1929 году был устроен показательный общественный суд.

Пытаясь защититься, он подготовил и издал в 1930 году новую книгу "Общее счетоведение", в которой предпринял попытку использовать марксистскую терминологию для объяснения сути учета. Так, например, дебет и кредит - это борьба противоположностей, выведение сальдо - это переход количества в новое качество и т.д.

Но это не помогло. Общественный суд над трудами Галагана в 1931 году подытожил: “Проф. Галаган ... под давлением общественности признал не только отдельные свои ошибки, но и то, что в основе этих ошибок лежит законченная буржуазная идеология”.

Поскольку деньги стремительно исчезали из экономики, возникла проблема всеобщего учетного измерителя. Экономисты стали предлагать такие новые измерители, как трудовые, энергетические (эрги) и предметные. Популярность с 30-х годов, особенно в сельском хозяйстве (в колхозах), получили трудовые измерители - трудочасы, трудодни, которые, как ни странно, подвергались в своё время критике К. Марксом и Ф. Энгельсом.

Колхозник получал в магазине столько товара, сколько трудодней у него записано в трудовой книжке.

Но пока на верху шли дебаты и споры, бухгалтеры на местах потихоньку сами адаптировали старый бухучёт, применявшиеся до революции в денежном измерители, к новым условиям.

Во времена плановой экономики советский бухгалтер выполнял, главным образом, счетоводческие функции, руководствуясь централизованными нормативными документами, подробными инструкциями, не оставляющими места творчеству.

Прошла пора великих встрясок и реформ, включая и учётные реформы 90-х. Время все снова расставило по местам: основные древние бухгалтерские принципы прочно заняли прежнее своё место. Кафедры бухгалтерского учета, экономического анализа и аудита России, работая над решением современных проблем, всегда опираются на работы своих предшественников, в том числе и на достойные труды А.М. Галагана.

48 >>


Copyright © 2006-2018, Karvin.ru. Персональный сайт Елены Витальевой, ссылка на автора обязательна!

Rambler's Top100

Russian Medical Banner Network