КАМНИ КАРЕЛИИ
Главная - Книга 3. Меры от Меру - Часть шестая. Русское чувство меры - Питейные меры

Питейные меры (старинные меры объёма жидкости)

«Пить в меру надо!». Эта очень популярная ныне фраза мало у кого вызывает сомнение в справедливости сказанного. Ведь выпить в праздник, в выходной день, чтобы расслабиться, в родительскую субботу, на Пасху - освящённого вина,- святое дело, как же без этого? А вот свою меру знать надо. Только вот какие они, «свои винные меры»? Как считалось на мудрой древней Руси?

Старинные меры объема

В старорусских мерах и в посуде, используемой для питья, заложен принцип соотношения объемов – 1:2:4:8:16.

Ведро. Это железная, деревянная или кожаная посуда, преимущественно цилиндрической формы, с ушками или дужкой для ношения. В обиходе, два ведра на коромысле должны быть в "подъём женщине".

Существовали и широко применялись сорокавёдерные бочки: ведро = 1/40 бочки = 10 кружек = 30 фунтов воды = 100 чарок = 200 шкаликов = 12 литров.

1/40 часть ведра именовалась «сороко́вка».

Деление на более мелкие меры проводилось по двоичному принципу: ведро делили на 2 полуведра или на 4 четверти ведра или на 8 получетвертей, а также на кружки и чарки.

Винные меры. Устав о вине 1781 года устанавливал в каждом питейном заведении иметь «засвидетельствованные в Казённой палате меры»:

Четверть = 3 литра (раньше это была узкогорлая стеклянная бутылка)

Мера "бутылка" появилась в России при Петре I. Русская бутылка = 1/20 ведра = 1/2 штофа = 5 чарок = 0,6 литра (поллитровка появилась позже – в двадцатые годы XX века) Поскольку в ведре вмещалось 20 бутылок (2 0 * 0,6 = 12 л), а в торговле счет шел на ведра, то ящик до сих пор вмещает 20 бутылок. Для вина русская бутылка была больше - 0,75 литра.

В России производить стекло заводским способом начали с 1635 года. К этому же времени относится и выпуск стеклянных сосудов. Первую отечественную бутылку выпустили на заводе, который был построен на территории современной подмосковной станции Истра, и продукция была, вначале, предназначена исключительно для аптекарей. За границей, стандартная бутылка вмещает одну шестую галлона – в разных странах это составляет от 0,63 до 0,76 литра

Плоская бутылка называется флягою.

Штоф (от нем. Stof) = 1/10 ведра = 10 чаркам = 1,23 л. Появился при Петре I. Служил мерой объема всех алкогольных напитков. По форме штоф был похож на четверть.

Кружка (слово означает - 'для пития по кругу') = 10 чаркам = 1,23 л.

Современный граненый стакан раньше назывался "досканом" ("строганые доски"), состоящим из обвязанных верёвкой ладов-дощечек, вокруг деревянного донца.

Чарка (рус. мера жидкости) = 1/10 штофа = 2 шкаликам = 0,123 л.

Стопка = 1/6 бутылки = 100 грамм Считалась величиной разовой дозы приёма.

Шкалик (народное название - 'косушка', от слова 'косить', по характерному движению руки) = 1/2 чарки = 0,06 л.

Четвертинка (полшкалика или 1/16 часть бутылки) = 37,5 грамма.

Современный граненый стакан раньше назывался "досканом" ("строганые доски"), состоящим из обвязанных верёвкой ладов-дощечек, вокруг деревянного донца.

Бочарная посуда (то есть, для жидких и сыпучих), отличалась разнообразием названий в зависимости от места производства (баклажка, баклуша, бочаты), от размера и объема – бадия, пудовка, сороковка), своего основного назначения (смоляная, солевая, винная, дегтярная) и используемой для их изготовления древесины (дуб, сосна, липа, осина). Готовая бочарная продукция подразделялась на ведра, кадки, чаны, бочонки и бочки.

В житейском обиходе и в торговле употребляли разнообразные хозяйственные сосуды: котлы, жбаны, корчаги, братины, ендовы. Значение таких бытовых мер в разных местах было различно: например, емкость котлов колебалась от полуведра до 20 ведер.

Ендова. Деревянная или металлическая утварь (часто, украшенная орнаментом), используемая для подачи к столу напитков. Представляла собой невысокую чашу с носиком. Металлическая ендова изготавливалась из меди или латуни. Деревянные ендовы изготавливали из осины, липы или берёзы.

Насадка - 2,5 ведра (Новгородская мера жидкости, XV век)

Ушат – высота посудины – 30-35 сантиметров, диаметр – 40 сантиметров, объем – 2 ведра или 22-25 л.

Короб - из цельных кусков луба, сшитых полосами лыка. Донце и верхняя крышка - из досок. Размеры – от небольших коробушек до больших "комодов"

Балакирь — долбленая деревянная посудина, объемом в 1/4—1/5, ведра.

Екатериненские алкогольные МЕРЫ

Итак...какие они, «свои винные меры»? Как считалось на мудрой древней Руси?

Может быть те меры, которые ввела в обязательном порядке во все питейные заведения Великая Екатерина, когда на Руси наступило похмелье после петровских безмерных спиртных разгулов? Вот эти «питейные меры», официально «засвидетельствованные в Казённой палате мер» и утвержденные Уставом о вине: •

  • Ведро=12литров, •
  • -четверть=3 литра, •
  • -русская бутылка= 1/20 ведра = 1/2 штофа = 5 чарок = 0,6 литра (появилась при Петре I), •
  • -русская бутылка = ½ литра (появилась в двадцатые годы XX века), •
  • -винная бутылка= 0,75 литра , •
  • -стопка = 1/6 бутылки = 100 грамм , •
  • -штоф (от нем. Stof) = 1/10 ведра = 10 чаркам = 1,23 литра (появился при Петре I), • •
  • -чарка = 1/10 штофа = 2 шкаликам = 0,123 л. • •
  • -кружка (слово означает - 'для пития по кругу') = 10 чаркам = 1,23 литрам, • •
  • -шкалик (народное название - 'косушка', от слова 'косить', по характерному движению руки) = 1/2 чарки = 0,06 л. • •
  • -четвертинка (полшкалика или 1/16 часть бутылки) = 37,5 грамма.

Поскольку в ведре вмещалось 20 бутылок (2 0 * 0,6 = 12 л), а в торговле счет шел на ведра, то ящик до сих пор вмещает 20 бутылок.

Современный граненый стакан раньше назывался доскан (от слова "доски"), состоящим из обвязанных верёвкой ладов-дощечек, вокруг деревянного донца. Когда же стали производить стекло, доскан превратился в стакан (от слова «стеклянный»).

Первую отечественную стеклянную бутылку выпустили в России на заводе в 1635 году, который был построен на территории современной подмосковной станции Истра. Правда продукция эта была, вначале, предназначена исключительно для аптекарей. Однако, эти меры не были приняты ради того, чтобы ограничивать народ в питье спиртного.

Здесь Екатерина II проявила, скорее, свою немецкую привычку к порядку. Принятые «меры на питейные МЕРЫ» помогали вести тщательный учёт за количеством проданного алкоголя. Таким образом, власти отслеживали правильность поступления налогов от реализации спиртного.

Выходит, что все вышеуказанные винные меры никакого отношения к божественным мерам, о которых шла речь раннее, и с помощью которых человек управлял свей эволюцией, не имеют. Более того, можно даже сказать, что это анти меры, поскольку спиртное, в каком бы количестве не принималось, никак не способствует тому, чтобы человек приблизился к богу. Ведь не даром в народе говорят: «допился до чёртиков». А традиционное христианское причастие «с пелёнок» и призывы к умеренному употреблению алкоголя: “Для праздника Христова, не грех выпить чарочку простого”, являются лишь более скрытым и изощренным видом спаивания.

То, что миф о безвредности малых доз – наивное заблуждение, уже не однократно пытались доказать людям, своими исследованиями, известные ученые. Вот, к примеру, что писал выдающийся психиатр начала пошлого столетия В. М. Бехтерев: «…Здесь нужно говорить не о малых или больших дозах, а вообще о каких бы то ни было дозах, за которыми обычно следуют повторные приемы алкоголя, и человек незаметно для себя и постепенно превращается в хронического алкоголика… к тому же известно, что в последнее время вследствие отчасти того же алкоголизма дегенеративность населения чрезвычайно усиливается, а для многих дегенератов, как доказано научными наблюдениями, достаточно одной выпитой рюмки, чтобы развилось непреодолимое влечение к алкоголю, и человек, который мог быть еще полезным членом общества, в конце концов становится хроническим пьяницей с последующим развитием упадка интеллектуальной и нравственной сферы и физической работоспособности. Отсюда ясно, что борьба нужна не только со злоупотреблением спиртными напитками, но и с потреблением их вообще, тем более, что борьба наполовину никогда не обещает успеха; сколько бы мифической гидре ни отрезали голов, они вновь вырастают с необычной быстротою. Только при уничтожении самой гидры можно рассчитывать на победу. Итак, нужна коренная борьба со злом, которая в конечном итоге должна привести к отрезвлению населения и изъятию алкоголя из вольной продажи, к чему и необходимо всемерно стремиться в интересах оздоровления населения».

Доктор медицинских наук, профессор Ф. Г. Углов в своей книге «Правда и ложь о разрешенных наркотиках», пишет, что алкоголь в любых дозах замедляет и затрудняет умственные процессы. «При этом раньше всех страдают более сложные психические процессы и дольше сохраняются простейшие мыслительные функции... Грубые анатомические изменения ведут к ослаблению и выпадению отдельных функций мозга и ухудшению работы всей центральной нервной системы».

Другой крупный дореволюционный ученый Н. Е. Введенский тоже высказывался по этому поводу однозначно: «Принять что либо за меру безвредного употребления алкоголя совершенно невозможно, ибо действие его на разных органах сказывается не одновременно, а на самом высшем органе, органе самоопределения – головном мозгу, алкоголь уже в небольших дозах обнаруживает быстро свое парализующее влияние».

Итак, говорить о какой-то мере или безвредности употребления спиртных напитков совершенно не приходится. Насаждение крепких алкогольных напитков всегда велось властями и в интересах казны. Ведь однажды подсев на алкогольную иглу, человеку трудно сойти с неё, тем более когда «умеренное питье» поощряется государством, церковью или самим царём - «помазанником божьим».

Здесь мы, скорее, имеем дело только с денежной мерой, мерой выгоды и мерой предательства собственного народа. Не удалось морально и духовно разложившейся Римской Империи завоевать нас силою, решили воспользоваться «эпохой Лисы» и лишить народ родовой памяти, разума и волшебных способностей.

Древнерусские хмельные МЕРЫ

Но тут возникает вопрос: а разве алкогольная традиция не является народной? Нам ведь с детства знакомо окончание каждой второй русской сказки: «И я там был, мед, пиво пил…». Действительно, всякое мирское дело на правоСлавной Руси непременно начиналось пиром, важные вопросы обсуждались на братчинах и беседах. На народные пиры приглашался князь, на пир княжеский собирался народ.

Употребление хмельных напитков было ритуалом по случаю знаменательных событий, завершения сбора урожая, на пРАздничных игрищах, на свадьбах, на тризнах, и т. д.

Напитками этими угощали важных, почётных гостей; подавали с обильной едой в корчме. Корчма была вольным народным учреждением, которая служила гостевым двором для проезжающих в крупных селах, на торговых путях, переправах ,где нередко собирались и сами селяне для бесед, питья и еды с песнями и музыкой.

Но здесь надо разобраться в вопросе: что на Руси пили, как пили и, опять же, какими мерами.

А пили: мед, пиво, сурицу, сбитень, брагу и квас.

Все это были слабоалкогольные напитки с крепостью 2-5 градусов. Более того, напитки эти при соблюдения меры пития, были целебными. А мера у каждого была своя, индивидуальная, и каждый человек её знал. Питье напитков сопровождалось обильной пищевой трапезой, что в совокупности сводило негативное воздействие хмеля на здоровье к нулю.

Сурица— это священный напиток, создателем которого считалось само Солнце. На санскрите “сурья” и означает “солнце”, а приготовление напитка описано в древних Ведах, как настой в течение «три по семь дней» на солнце молока, воды, меда и целебных трав с использованием определенных заговоров. Духи трав наделяли сурицу защитными свойствами от злых сил и болезней. Но действовало это волшебное питьё лишь при условии соблюдения Меры:

«Говорила Одину Легиня сребровласая:
в золотом котле Сурица варится,
ты возьми испей-испробуй Сурицы, но помни!
Первая чаша, дает силы,
изгоняет боли, усталость и немощь...
Вторая чаша, дает веселье и вечную молодость,
изгоняет гнетущую старость...
Третья чаша для людей лишняя,
она превращает человека в животное...»

Славяно-Арийские Веды: Саньтии Веды Перуна, Саньтия 3 - 9

Пиво известно было еще в эру неолита (9 500 г. до н. э.). Этот напиток называли иногда на Руси «жидким хлебом». В состав напитка входит масса полезных ингредиентов, включая хмель, пивные дрожжи, ячмень и солод. По содержанию витаминов и минеральных веществ его значение трудно переоценить. Современные врачи подтверждают, что ПРАВИЛЬНО сваренное и в МЕРУ употребляемое пиво снижает риск сердечно - сосудистых заболеваний, вероятность образования тромбов, улучшает вентиляцию легких, нормализует обмен веществ.

Хмельной мед считался «царским угощением». Изготавливался путем брожения меда с добавлением хмеля и солода. Мед также использовался для лечения многих недугов: бессонницы, желудочных болезней, простуды, как болеутоляющее средство.

Квас до сих пор остаётся любимым напитком русского народа. Он содержит огромное количество ценных ферментов, а также большой процент содержания витаминов, аминокислот и микроэлементов. Врачи считают, что правильно изготовленный квас – хороший энергетик, помогает пищеварению, регулирует и улучшает обменные процессы, действует как внутренний антисептик, улучшает работу сердечно - сосудистой системы. В голодные годы этот хлебный напиток многим помогал выжить.

Эти напитки не только пили, их прикладывали к ранам, поливали на раскаленные камни и в огонь в бани, чтобы получить целебный пар.

Те, кто не придерживался своей меры в питье напитков, всегда осуждались и высмеивались в народе.

Сосуды для этих напитков имели разную форму и разную мерность. Все зависело от вида трапезы, и от статуса пьющих. Для священных напитков и мера была особая и посуда ритуальная.

Самой, пожалуй, традиционной питейной посудой в Древней Руси были ковши. Без обряда питья мёда из ладьевидного ковша всеми гостями за столом по кругу не обходился ни один пир. Эта традиция сохранялась вплоть до XIX века.

Ковши были «питьи», «выносные», «хоромные» и др. Ковши делались разной величины, в «питьи», например, входило около шести чарок напитка, но были и такие, в которых умещалось по нескольку ведер.

Ковши в виде плывущей утки или лебедя использовалась всеми: от князей до крестьянских семей. Изготавливались они из дерева (клёна, березы и др.) глины или металла, украшались богатой резьбой.

На царских и княжеских пирах белый по цвету мёд обычно подавали в серебряных ковшах, красный — в золотых.

«... Не скоро ели предки наши,
Не скоро двигались кругом
Ковши, серебряные чаши
С кипящим пивом и вином!
Они веселье в сердце лили,
Кипела пена по краям.
Их важно чашники носили
И низко кланялись гостям....»,

А.С. Пушкин из поэмы "Руслан и Людмила"

На ковшах часто писался какой-нибудь мудрый совет или пожелание, чтобы каждый, кто отпивает из него СВОЮ МЕРУ, мог прочитать его. Например, в Государственном Историческом музее храниться ковш середины XVII в., на котором такая надпись: «Сей ковш Григория Елсуфьева сына Плохово. Человече, буди при славе смирен, а при печали мудр, не зван на пир — не ходи, аще пойдеши - в высоком месте не садись, да последи нас безчестен не идеши, не всякой ковш пей до дна, да не будешь без ума, а к чюжим женам в кут не ходи, с ними не беседуй, да не будеши безчестен».

Деревянные ковши с двумя ручками назывались скопкари. Название «скопкарь» произошло от способа их изготовления : резчики словно КОПали дерево, вырезая углубление; окончание в русских словах «арь» (например, «ларь») означало «собирать».

Большие скопкари (до 35 см в длину и 25 см в глубину) были похожи на уточку - наседку с утятами: они устанавливались с напитками на праздничных столах, а на их бортики вешались маленькие скобкари или ковшики для зачерпывания и розлива питья по чашам и чаркам.

Но почему именно форма утки была традиционна для ковшей? Выше уже упоминалось, что образ водоплавающей птицы присутствует везде в культурном наследии наших предков: в одежде (кокошники), в народной вышивке, в деревянной резьбе (коньки на крыше), в названии музыкальных инструментов (гусли), в скользящих, словно по воде, движениях русского женского танца и др.

Не стала исключением и форма ритуальной посуды.

Что же за информация была зашита в этом образе? А информацию можно найти, как всегда, на небе. Именно там по ночам сияют три ковша: созвездия Малой и Большой Медведицы и Созвездие Плеяд.

В славянской мифологии созвездие Плеяд*имело древнерусское народное название Стожары (Сто Жар, Jar (Яр) – одно из написаний Ра: Сто Солнц). Также это созвездие называлось Утка, Утиное гнездо, Волосожары (ср. древнесалв. бог Волос + Яр (jar), о – соединительная гласная), Макошь … на Руси известно около 37 названий этого созвездия.

*Есть версии, что те же названия давались и созвездиям Большая и Малая Медведицы.

В ряде легенд упоминается и то, что Стожары - прародина русских богов.

Выходит, что именно в часть богов Ра, Яра, в честь Богини-Матери Земли Русской Макоши испивал свою меру священного напитка каждый, сидящий на пиру.

Со второй половины XVII века ковши получают и другое назначение: богато оформленные, они становятся почетной наградой за труды и заслуги. Так же использоваться стали и другие сосуды праздничных трапез-кубки. Сейчас, когда разыгрывается очередной Кубок Мира по футболу, мы редко задумываемся над историей его происхождения.

С древнейших времен существовал обычай на Руси поднимать за столом заздравную чашу. В Изборнике Святослава 1076 г. читаем: «Чашу принося кустам, помяни звавшаго на веселие».

Чаша считалась в древнерусской культуре Священным сосудом и использовалась на торжественных трапезах. Часто это понятие использовалось в переносном смысле: Чаша Судьбы, Чаша Завета, Чаша Терпения и др.

Большие общие чаши иногда ставили с напитками на стол, а пил каждый гость из своей чашки: «И одна была на столе чаша великая серебряная, и в ней было вино виноградное, а наливали в чашки золотые лошкою серебряною долгою».

Разновидностью чаши на севере и в Сибири служила братина. Братина с напитком передавалась по кругу, как бы объединяя всех сидящих за столом в единое братство. Отсюда и ее название.

Братины изготавливали в виде шара, иногда с крышечками, для знати-из золота и серебра, в быту простолюдинов- из керамики, меди. Как и ковши, братины расписывались или чеканились орнаментом и наставлениями, часто шуточного характера, например: "Господа, гостите, пьяными не напивайтесь, вечера не дожидайтесь!"

Во время русских застолий применялась, в зависимости от назначения, и другая разнообразная посуда: чарки, стаканы, кубки. Например, в «Горе-Злочастии» так соблазняют добра молодца: «Испей чару зелена вина, запей ты чашею меду сладково». Подносили напитки в ендовах, кувшинах, кумганах, воронках, оловяниках и др. В быту пользовались: кубышками, россольниками, ставцами, плошками, стаканами, стопами...

Любой сосуд из стекла назывался скляницей. Питейная посуда для пиров изготавливалась с использованием горного хрусталя, сердолика, агата, перламутра и кости, покрывалась позолотой и изящной гравировкой, отличались красотой и изяществом. Вот как описывал царское пиршество в Москве начала XVI века германский посол С. Герберштейн: «Столы же были расставлены в столовой кругом и кольцом. По середине комнаты стояла горка, сплошь заставленная различными золотыми и серебряными кубками…»

Напомню, что из всей этой богатой разнообразием посуды пили слабоалкогольные и безалкогольные напитки: сбитень, квас, кисель, пиво, морс, взвар, мед, обильно заедая их разнообразной пищей.

Виноградные греческие вина были большой редкостью. В качестве трофея, их привозил ещё князь Олег после своего похода в 907 году. В начале 16 столетия на Руси начинают пить бургундское вино, а затем канарское. С середины XVII века появляется и специальная посуда под иноземное вино - рюмка (от немецкого Romer, в значении 'сосуд индивидуального пользования для питья'). После пребывания за границей стольник П. Толстой в своем дневнике записал: «Всякий римский житель на всякий день зело рано до свету или на рассвете имеет выпить двойного вина малый рюмок»........далее >

Петровские алкогольные МЕРЫ

С 1386 г. при князе Дмитрии Донском генуэзские купцы впервые завезли в Россию виноградный спирт. К тому времени Западная Европа употребляла этот напиток уже более ста лет. Русский двор, ознакомившись с напитком, решил, что его пить нельзя и использовали его в качестве наружного лекарства — «в рану пущати», да и то разбавлять водой.

Изготовление спирта из ржаного сырья, русские изобрели в 1474 году, когда турки-османы захватили генуэзскую колонию в Крыму Кафу (совр. Феодосия), перекрыв таким образом канал поступления итальянских и испанских сухих вин. Разбавленный водой хлебный спирт получил название хлебного вина, или водки. Напиток этот ещё долго не приживался в народе, ему по-прежнему, предпочитали квас и пиво.

Знаменитый путешественник барон Сигизмунд Герберштейн , который посещал Русь в 1517 и 1526 годах отмечал, что русские отличаются редким трудолюбием, и очень умеренны в питие.

В то же самое время ЗаПАДная Европа жила упадническими традициями распавшейся Римской Империи. Нравственное разложение рабовладельческого римского общества, послужившее причиной его упадка, прочно пустило свои наследственные корни пьянства, обжорства и распутства.

Известный европейский сатирик эпохи Возрождения Франсуа Рабле в своём романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» критикует пороки современного ему общества. Его герои постоянно пьянствуют, предаются чревоугодию, справляют естественные нужды. Как бывший монах, Рабле раскрывает и не лицеприятные тайны, скрывающиеся за стенами монастырей. Подтверждает эти пороки и Артур Шодуэлл, который в своей работе «История пьянства в Англии» сообщает, что порок пьянства был весьма распространён среди английского духовенства ещё в 570 году.

XVI век в Германии даже вошёл в историю под названием «пьяное столетие». В то время теолог Филипп Меланхтон (1497 — 1560) писал: «Мы, немцы, пьём до полного обессиливания, до потери памяти и здоровья», а основатель протестантизма Мартин Лютер в 1541 году досадовал: «К сожалению, вся Германия зачумлена пьянством; мы проповедуем и кричим, но это не помогает».

Однако, дурной пример заразителен. И со середины XV века при царе Иване III Васильевече начинается промышленное производство водки на Руси. Её начали делать в Чудовом мужском монастыре Московского Кремля. Если напитки до 5° раньше производил каждый для себя к праздникам, заплатив «бражную пошлину» на солод, хмель и мед, то теперь перегонка хлебного спирта, производство и продажа меда, пива впервые становится государственной монополией. При Иване IV (Грозном) корчмы стали закрывать, а водку подавали в «царёвых кабаках» для опричников и лишь по большим праздникам разрешалось их посещение остальному люду. В кабаке, в отличие от корчмы, обильной пищи не было, подавали только спиртное.

Но и тогда ещё, сильная традициями Русь оставалась, по-прежнему, трезвой. Простым людям в будние дни пить было некогда и запрещено, можно было подвергнуться телесным наказаниям. Да и в царских палатах водка применялась по другому назначению: сохранились свидетельства,что перед особенно важными приемами все палаты мыли анисовой водкой, которая хорошо отпугивала блох и насекомых.

А вот в среде иностранных наёмников выпивка уже в те годы лилась рекой. В Москве иностранцы селились в слободе, которая называлась «Налейка». Позже иноземные жители московских слобод быстро стали богатеть на продаже вина и пива, специально разрешенной им Иваном Грозным, несмотря на жалобы москвичей и митрополита, выступавших против спаивания народа.

И все же спаивание продолжалось. Особенно начали злоупотреблять простолюдины: мужики влезали в долги, страдала посевная, страдали семьи. При Алексее Михайловиче Романове в XVII веке происходят даже «антиалкогольные кабацкие бунты» — народ устраивал погромы кабаков. Для подавления этих бунтов царь использовал войска. Сначала после бунтов ввели ограничения на отпуск спиртного в кабаках, запрещали отпускать алкоголь в долг. Но введённые ограничения привели к значительному падению алкогольных сборов в казну, поэтому их строгое соблюдение продержалось не более семи лет.

В допетровскую эпоху аристократии и зажиточным людям все ещё дозволялось самим производить вино и потреблять в домашних условиях. Поэтому ритуал умеренного угощения медами и иноземными винами соблюдался неуклонно. По крайней мере, о пьянстве в стенах Кремля того времени не известно ровным счётом ничего.

В корне все изменили Петровские реформы, средства на которые, также как и на войны шли в значительной мере от питейного дела. Пьянство и табакокурение насаждалось посредством cтрожайших указов. Знать, возглавляемая царем, собиралась на ассамблеи, которые завершались попойками: кушать разрешалось умеренно, зато пить – вволю.

В окно, открытое настежь в Европу, хлынул праздник Первомай. Этот праздник отмечался как день весны у немцев и скандинавов. В Москве устраивались массовые гуляния, накрывались столы для всех прохожих, присоединялся к народу и сам император.

Пьянство распространялось настолько быстро, что все же потребовало введения ряда регламентирующих Указов, устанавливающих питейные МЕРЫ, например:

- на ассамблеях рекомендовалось не пить так, чтобы «своими храпящими телесами» смущать недавно пришедших гостей, которые не успели «набраться до кондиции лежащих неподалеку господ и прочих»;
-тех, кто потерял сознания от большого количества алкоголя, надлежало бережно сложить отдельно, «дабы не упали случаем и не мешали танцам»;
-всем морякам от матроса до адмирала, будучи за границей, запрещалось «вусмерть упиваться, дабы не позорить честь флота и государства»;
-штурманы в кабаки не пускались, так как они «отродье хамское, набираются и устраивают дебош»;
-не подлежали наказанию напившиеся до потери сознания матросы, если они лежали головой по направлению к кораблю: «не дошел, но стремился назад».

Была даже введена медаль «За пьянство». Это была самая тяжёлая медаль в истории- 17 фунтов (6,8 кг). Сделанная из чугуна, она крепилась на шее в полицейском участке цепью так, чтобы нельзя было снять. По некоторым данным, медаль носили неделю.

Старообрядцы, которые берегли лучшие народные традиции, одна из которых всеобщая трезвость, не могли мириться с такой политикой властей, и после жестоких преследований вынуждены были бежать на незаселенные пространства Севера, Среднего Поволжья, Дона, Терека, Кубани, Урала и Сибири, организовывая там казацкие поселения.............далее >

Государственные алкогольные МЕРЫ

Вся дальнейшая экономика русского государства напрямую была связана с организацией вино-водочного производства и торговли.

Россия никогда не была страной-агрессором. Огромные земные пространства, трудолюбивый народ с высокими нравственными принципами,- все это способствовало миролюбию и независимости от других стран и народов. Но оборонная мощь русской державы настолько была сильна, что у чужеземцев не было ни малейшего шанса силой проникнуть на её Земли. Именно поэтому территория России на европейских картах вплоть до XVII оставалась белым пятном, а о русском народе бытовали различные мифы-небылицы. Позже эти небылицы перекочуют и в русские учебники Миллера, Шлёцера и Бауэра и в науку, под названием «изТОРЫя», под умелым руководством западноевропейских ставленников - царствующей династии Романовых.

В распахнутое настежь окно в Европу хлынули жадные до чужого добра иноземцы. Почувствовали запах легкой добычи и соседи с Востока. Все последующие столетия Россию терзали войны со Шведами, Поляками, Турками, Французами, Японцами, Немцами…

Именно поэтому властям постоянно требовалось пополнять военную казну. И самым быстрым и высокодоходным методом они считали производство и торговлю алкоголем. Причём, чем этот алкоголь имеет выше градусов, тем быстрее наступает зависимость у людей, и тем быстрее увеличивается вино – водочный оборот, а следовательно, растут казённые доходы.

Менялись цари и правители, менялись способы выкачивания «пьяных денег» (то алкогольную продукцию монополизировали, то собирали большие акцизы с частных предпринимателей) ,но отношение к данной статье дохода уже не менялось никогда. При этом, стремясь подавить конкуренцию казённой водке со стороны пива и мёдоварения, производство последних исконно русских напитков было на долгое время остановлено.

За три последующих столетия водка и кабак прочно укоренились в России. Если в 1552 г. на Руси был только один кабак на Балчуге, к 1863 году их число перешло за полмиллиона. Только за один 1864 год потребление водки возросло почти в 2 раза.

Вот одно из свидетельств того времени: "Новая акцизная система уничтожила последние препоны к безграничному развитию пьянства. Дорогая и дурная откупщическая водка сделалась дешёвкой. Продажа питий распивочно и навынос стала свободным торгом. На каждом шагу явились новые кабаки. Овощные лавки сделались питейными домами. Наконец, и селения не избежали участи городов... Соблазн к пьянству развился до крайней степени. При уродливом размножении нового класса торгующих и безграничном предложении не было ничего, что могло до некоторой степени уравнять потребление, сдержать пьянство".

Память светлой, трезвой «русской души» все эти годы нет-нет, да давала о себе знать антиводочными бунтами. Так в XIX столетии «завязывали» целыми губерниями, организовывали союзы «чаепитников». В конце 1850-х годов отказались от алкоголя Ковенская, Виленская, Гродненская губернии. В 1880 годы прошла волна создания обществ трезвости в десятках тысяч сельских общин. Большую роль сыграл в этом движении Лев Толстой.

В одной Орловской губернии было составлено 1200 запретительных приговоров, в Саратовской вместо 1651 кабака осталось всего 82, в Курской вместо 2258 - 40. В Симбирской вместо 899 - 18, в Уфимской на 1 723 тыс. душ населения осталось 15 кабаков.

Правительство же, возглавляемое тогда Александром III, сделало просто очередную экономическую замену «шила на мыло» и восстановило государственную монополию на водку.

Место закрытых кабаков стали занимать казённые лавки, в которой продавалась водка в закупоренной таре и только на вынос. Теперь спиртные напитки стали потребляться на улице. Известный русский юрист того времени А.Ф. Кони писал: "Когда была введена казённая продажа вина, многие радовались, что кабак как средоточие спаивания ... отжил своё время и.. распылился на спокойное домашнее употребление вина. Но эта иллюзия продолжалась недолго. Кабак не погиб, а прополз в семью и во многих случаях... внёс в неё развращение и приучение жён и даже детей пить водку. Кабак... как ядовитый цветок распустился на улице".

Приспособились и частники: возле казённых лавок появились "стаканщики", которые предлагали свои услуги для откупоривания бутылок и граненый стакан для распития водки. Так в России сформировался шокирующий иностранцев стиль потребления высокоградусных дешевых алкогольных напитков ударными дозами и залпом. И хотя до Первой Мировой войны мы занимали десятое место по количеству потребляемого алкоголя среди ведущих стран Европы и США, смертность от опоя была одной из самых высоких.

Во время Первой Мировой войны император Николай Второй ввел в стране «сухой закон»: запретил продажу водки и других крепких спиртных напитков. Подобных радикальных мер по снижению потребления алкоголя не принималось раньше нигде и ни когда. Это привело к тому, что накануне Революции 1917 года в стране начались массовые отравления самогоном, лаками, политурой и другими спиртосодержащими веществами. Все в точности повторилось семьдесят лет спустя. Запретительные меры «сухого закона» 1985-1987 г. привели к тому же негативному эффекту.

Избавление от царизма координально изменили государственную власть, но не изменили прежнего отношения власти к легким "пьяным" деньгам. Так, в 1924 году, по инициативе Бухарина, правительство Рыкова снова вводит винную монополию. Водку, которую в народе называют «Рыковка» разрешают пить и на рабочих местах, благо были введены в штат дополнительные сотрудники для экстренной замены совсем пьяных. Три дня «отгулов» в месяц разрешалось брать после «загулов». Затем снова питейный режим ужесточили, потом снова ослабили…власти играют, а народ теперь прочно подсажен на алкогольную иглу, болезнь эта передается по наследству, как ластиком стирая память о когда-то существовавшей совершенно трезвой, веселой, мудрейшей нации.

Говоря о вреде алкоголя и приводя статистические данные, профессор Жданов в своих лекциях делает следующий вывод: «Нация гибнет, и гибнет не от боевых столкновений и социальных катаклизмов, а от изобилия алкоголя и его доступности широким слоям населения. Ежегодно Россия теряет от полумиллиона до 700 тысяч своих граждан вследствие их пристрастия к «зеленому змию». Это означает, что за 12 лет мирной жизни Россия теряет столько же людей, сколько составляют невозвратные военные потери всего Советского Союза в Великой Отечественной войне – самой страшной войне за всю историю человечества и Российского государства. Например, в 1983 году на каждого советского человека – и на младенца, и на старушку, и на мусульманина, и на христианина – было выпущено по 60 бутылок водки. Вся она была выставлена в магазинах, продана и выпита»

Так какая же она, правильная винная мера?

Ответ на этот вопрос однозначен: у алкоголя меры быть не должно. Любая мера- смертельна.


Copyright © 2006-2020, Karvin.ru. Персональный сайт Елены Витальевой, ссылка на автора обязательна!